О святом Евгении (мучениках пяточисленных)

Император Диоклетиан правил Римской империей с 284 по 305 год.

Диоклетиан начал собой новую эпоху в Римской империи - эпоху неограниченной, абсолютной монархической власти императора, ознаменовавшейся страшными по своей жестокости гонениями на христиан. Целью его правления было восстановление единства империи, которого уже давно не было, поэтому время Диоклетиана, провозглашалось современными риторами возвращением золотого века. Несмотря на старания установить единственной государственной религией империи язычество, Диоклетиан не особо преуспел в этой области, христианская вера разрасталась, крепла, и в год смерти Диоклетиана эдикт Константина Великого сделал христианство господствующей религией в Римской империи.

Диоклетиан, желая возродить угасающую языческую религию, в 302-ом году издал указ, которым предписывалось разрушать христианские храмы и лишать христиан всех гражданских прав и должностей. Вскоре после этого он издал второй указ, предписывающий употребить все меры к тому, чтобы склонить христиан к отречению от своей веры, а непокорных казнить.

Слишком велика была ненависть язычников к христианам, чтобы эти императорские указы оставались в бездействии. Вскоре по доносу врагов тюрьмы наполнились христианами-епископами, пресвитерами и мирянами. В Армении был схвачен пресвитер Аравракинской церкви Авксентий, который вместе с другими христианами был отдан в городе Саталионе под суд областному правителю Лисию, жестокому гонителю христиан.

В Саталионе над войском начальствовал Евстратий, христианин, муж благочестивый, проповедник христианского образа жизни. Узнав, что пресвитер Авксентий находится в городской тюрьме, Евстратий пришел к нему и просил его молиться, чтобы Господь укрепил его на мученический подвиг. И, когда пресвитер Авксентий вместе с другими заключенными христианами предстал на суд, Евстратий объявил себя христианином. Разгневанный Лисий велел лишить Евстратия всех воинских званий и предать истязаниям. Друг Евстратия - Евгений, тоже военачальник, пожелал разделить участь своего друга Евстратия и всенародно объявил себя христианином. Он тотчас же был закован в цепи и вместе с другими брошен в темницу.

На утро всех заключенных повели в город Никополь. В цепях, под ударами воины погнали святых мучеников, а Евстратию надели еще сапоги с гвоздями, которые пронзали его ноги. Следуя по своему страдальческому пути, мученикам пришлось проходить через свой родной город Аравракин. Граждане вышли навстречу, чтобы видеть Евстратия, которого все любили и уважали, но не смели подойти к нему, потому что боялись навлечь на себя гнев и гонение начальников.

Однако некто Мардарий пренебрег опасностью. Оставив свою семью на попечение благочестивых соседей, а больше - на промысл Божий, он последовал за своими друзьями, готовыми принять мученический венец. На все угрозы Лисия Мардарий кротко отвечал: "Я христианин." Перед своей казнью святой Мардарий молился Господу: "Владыка Боже Отец Вседержитель, Господь Сын Единородный Иисус Христос и Святой Дух, едино Божество и одна Сила, помилуй меня грешного, и Тебе известными путями спаси меня недостойного раба Твоего, потому что Ты благословен во веки. Аминь" (Эта молитва святого Мардария читается в храме в конце 3-го часа).

Во время допроса мученика Евстратия, его товарищ, христианин Евгений, обличил языческих судей в жестокости и отверг их веру. Святой Евгений был осужден на смерть. Ему вырезали язык, отрубили руки и перебили голени ног. После такой страшной пытки святой Евгений предал душу свою Господу.

Правитель Лисий, увидев крестик на груди своего воина Ореста, спросил: "Не христианин ли ты?" Орест не стал отпираться: "Я раб Бога Всевышнего," - ответил он. Его тот час же схватили и присоединили к прочим мученикам.

Когда же пришли в Никополь, многие воины объявили себя тоже христианами. Лисий был смущен; он боялся, что казнь такого множества христиан вызовет волнения в народе и сочувствие к мученикам. Он решил отправить Евстратия и Ореста в город Севастию, где градоправителем был некий Агриколай, известный своей жестокостью.

В пути мученики Евстратий и Орест укреплялись пением 118-го псалма («Блаженны непорочные в путь, ходящие в законе Господнем»). Святой Орест рассказал мученику Евстратию, как скончался пресвитер Авксентий: когда его вели на казнь в лес, он также воспевал 118-й псалом и перед кончиной сказал: «Брат Орест! Передай господину Евстратию, чтобы он помолился обо мне, и что он скоро соединится со мною, и я его ожидаю». Когда святого Авксентия обезглавили, тело его было взято ночью христианами и предано благочестивому погребению.

Святой Евстратий, представ перед своим новым мучителем, так мудро и убедительно говорил ему о Боге, о любви Его, о неизреченной благости, которая побудила Сына Божия воплотиться и страдать за людей, о безумии и суетности идолопоклонства, что жестокий судья склонился к милосердию. Желая спасти Евстратия, он убеждал его притворно отречься от Христа и принести жертву богам, обещая ему дары и почести. Но Евстратий оставался непоколебимым. Тогда у него на глазах замучили на раскаленном одре молодого воина Ореста. Теперь Евстратий остался один, и его вновь заключили в темницу. Здесь он написал завещание, распорядившись отпустить своих рабов на свободу, имения отдать Церкви, а имущество — нищим.

Агриколай тем временем колебался, не решаясь казнить святого Евстратия—видного военачальника, исправно прослужившего 27 лет, пользовавшегося славой и уважением среди горожан. Он призвал святого Евстратия и в разговоре с ним наедине предложил отречься от Христа хотя бы только для вида. Но святой отвечал: «Я ни лицемерно, ни другим каким-либо образом, не поклонюсь твоим богам. Будь уверен, что муки, каким ты меня подвергаешь, для меня — блаженство». Последнюю ночь в темнице святой мученик провел в непрестанной молитве, укрепляемый Богом на предстоящие страдания. Радостно выслушал на утро Евстратий свой смертный приговор. С молитвой на устах он вошел в огненную печь и в ней предал дух свой Господу.

Святые мощи мучеников Евстратия и Ореста были взяты епископом Севастийским Власием и преданы христианскому погребению в их родном городе Аравраке. Впоследствии они были перенесены в Рим, где почивают в церкви священномученика Аполлинария, епископа Равеннийского ( ок. 75, память 23 июля).

Впоследствии в память пяти святых мучеников (Евгения, Авксентия, Евстратия, Мардария и Ореста) близ Царьграда в ограде монастыря Олимп построили храм.

С этим храмом связано следующее поверье.
Ежегодно в день их памяти патриарх и император посещали храм и делали пожертвования служителям, но однажды в этот день разыгралась сильная буря, и на праздник никто не прибыл. Иноки обители, оставшись без пропитания, расстроились и даже стали укорять святых перед их иконой.

Но к вечеру в обитель прибыли посланники от царя, царицы и патриарха, все со съестными припасами, вином и деньгами. Посланники назвались именами Авксентий, Евгений, Мардарий. На утро храм посетили Евстратий и Орест. Игумен велел читать инокам, что положено, о страданиях святых мучеников, но иноки отказывались, ссылаясь на то, что никто из города не пришел на праздник, тогда читать вызвался Евстратий, а потом воткнул в церковный пол жезл, превратившийся в дерево. После этого чуда иноки поняли кто перед ними, а святые мученики тотчас же стали невидимыми. После службы иноки нашли монастырский погреб полным съестными припасами.

Тропарь мчч.Евстратию, Авксентию, Евгению, Мардарию и Оресту, глас 4:

Мученик всечестных светлость, / пяточисленных страстотерпцев воспоем, / славу земных презревших, / солнца светлаго Евстратия, / премудраго витию со страдальцы, / на огнь и муки дерзнувших за всех Царя Христа / и от Престола Того славы почестьми венцев обдаренных. / Тех молитвами, Христе Боже, //спаси души наша.

Молитвами святого Евгения и с ним пострадавших мучеников Господь да спасет наши души.

Икона святого мученика Евгения из янтаря ручной работы