Добыча янтаря в Украине: да или нет?

До открытия янтарных месторождений Клесовское и Вольное жители северных районов Ровенщины наталкивались на самородки  янтаря  во время мелиорационных работ. О том, что это за находка, никто не подозревал, и местные жители, убедившись в том, что добытый материал хорошо горит, выделяя приятный запах сосновой смолы, использовали его как топливо.

С момента начала промышленной добычи камня жители Клесова настолько поднаторели в вопросах свойства янтаря, что успешно выигрывают своеобразное социалистическое соревнование с государством по количеству добытого «солнечного» камня. Есть лишь один нюанс: извлечение янтаря из государственных недр незаконно, правда, это уже давно никого не останавливает.

«Раньше янтарь добывали вручную, «копатели» рыли в земле ямы глубиной пять и более метров, — рассказывает Анатолий Дыбач, начальник спецподразделения по охране спецобъектов при УМВД Украины в Ровенской области. — Если находили камни — повезло, если нет — рыли ходы в разные стороны. Места, где надо поискать янтарь, указывали старожилы, которым он попадался во время мелиорационных работ».

Сейчас технология добычи изменилась коренным образом. Специальным буром как можно глубже пробуривается скважина, затем привозится мотопомпа. Шланг забрасывается в ближайший водоем. Вода под давлением размывает почву и грунт на глубине 10 и более метров. В результате гидроразмыва легкий янтарь поднимается на поверхность, где его вылавливают сачком.

«Говорят, что нелегальные старатели ежегодно добывают янтаря на $5 млн, — делится с нами Анатолий Дыбач. — Сумма астрономическая, но ведь за 1 кг полесского янтаря на черном рынке платят $350-360, так что эта цифра вряд ли преувеличена».

Легализация частной добычи янтаря не просто обелила бы деятельность «янтарных старателей», но и создала бы дополнительные источники поступлений в местный бюджет. Кроме этого, прекратилось бы варварское разорение земель.

На сегодняшний день только одно предприятие имеет государственную лицензию на добычу  янтаря  — единственное в Украине ровенское государственное предприятие «Бурштин України», которое и ведет разработку в  Клесовском  карьере.

«Для добычи  янтаря  мы берем три лицензии — специальное разрешение на использование недр, на горный отвод, лицензия на вид деятельности, — рассказывает Любомир Пихоцкий, начальник  Клесовского  горного участка. — За каждую платим, собираем необходимые документы, выдерживаем все проверки. Если надо перейти на другой участок, снова собираем кучу разрешений. После работы засаживаем территорию деревьями. Старатели же ни за что не платят и только портят ландшафт».

 Клесовский  янтарный карьер — один из наиболее успешных в области. В день добывается 4-25 кг янтаря. Масштабы выработки впечатляют, огромный котлован глубиной порядка пятидесяти метров и шириной в несколько километров. Шагающий (200-тонный) экскаватор подает поднятый грунт на специальную разделительную машину «Грохот». Там песок с водой уходит в одну сторону, а любые попавшиеся камни — в другую. Сортировщик под присмотром видеокамер и сотрудника спецподразделения по охране спецобъектов выбирает янтарь и складывает его в специальный закрытый контейнер. По окончании работ добытый янтарь взвешивается и поступает в хранилище. После этого камень передается на предприятие «Бурштин України», построенное в начале 1990-х, на котором изготовляются изделия из добытого янтаря.

«Запасы Клесовского  месторождения не сравнить с Прибалтийским, — объясняет Людмила Степанюк, технолог ювелирного производства. — Если у нас добыча идет порядка 0,20-0,25 кг на кубический метр, то в Прибалтике залежи составляют 3 кг на кубический метр. Потому, если у них годовая переработка составляет 700 т, то у нас — только 3 т при мощности фабрики 7 т».

Ровенский янтарь имеет особый зеленоватый оттенок, что позволяет отличить его от камня других месторождений.

Местное население хорошо наладило не только янтарный промысел, но и его реализацию. Как только собирается внушительная партия, они тут же сообщают об этом заготовителям из Польши, Прибалтики, России. Перекупщики по своим каналам вывозят камень за границу.

«В начале этого года мы решили узнать, сколько на границе таможенными органами было задержано янтаря, — говорит Анатолий Дыбач. — Оказалось, что в позапрошлом году несколько сотен килограммов, а за весь прошлый год — всего два. Не берусь утверждать, что плохо работают пограничники с таможенниками. Но это говорит о том, что существуют каналы переправки янтаря за границу».

Если старателей, разоряющих землю в поисках «солнечного» камня, еще можно наказать, то за хранение и перевоз никакой ответственности вообще не предусмотрено. «Иногда складывается просто абсурдная ситуация, — возмущается Анатолий Дыбач. — Все прекрасно знают, кто руководит артелью по добыче, а следовательно, у кого собирается и хранится янтарь. Даже если получаем санкцию на обыск, если находим камень, наказать нарушителя не можем. К тому же он уверяет, что нашел его в огороде или лесу».

Самое страшное наказание для старателей, как оказалось, — это конфискация помпы и шланга. Чтобы сделать помпу, надо купить хороший двигатель от Mercedes, VW или других автомобилей, что в среднем обходится в $500. В такую же примерно сумму обойдутся шланги (из расчета $1/м). Потому именно помпы и шланги зачастую становятся трофеем правоохранителей.

Поймать старателей «на горячем» — дело непростое. За дорогой следит наблюдатель, так называемая кукушка, которая при появлении машин с «чужими» номерами тут же сообщает по мобильному телефону труженикам-нелегалам. В том, как они работают, мы смогли убедиться воочию.

Как только наш автомобиль появился в районе копанок, прямо на окраине поселка нас встретил молодой человек на мотоцикле. О том, что приведено в действие «цыганское радио», мы поняли по тому, как разбегаются в разные стороны старатели, которые трудились аккурат за огородами местных жителей. Поймать кого-то из них на горячем нам не удалось, но мотоциклист не отставал от нас ни на метр. Узнав о том, что мы приехали не ловить добытчиков, а просто поинтересоваться их работой, оповеститель искренне удивился: «Тю, а че ж вы народ пугаете, не даете спокойно работать!». При этом согласился поговорить с корреспондентами «ВД» на условиях анонимности.

Из информации местного старателя стало ясно, что штрафы никого не останавливают и не остановят. Да и уголовной ответственности никто не боится, ведь никого за незаконную добычу в тюрьму еще не посадили. А о том, что можно взять официальную лицензию на промысел, собеседник узнал от нас, однако сказал, что с удовольствием получил, обзавелся бы ею, если бы ее стоимость не превышала $10 тыс./год.

«Сейчас на черном рынке цена более-менее стабилизировалась, — поделился с нами старатель. — В среднем с помпой можно в месяц намыть янтаря на $2500. Если государство будет покупать янтарь по $350 за килограмм, мы будем сдавать его. А если нет, то самый крупный и ценный камень будет уходить за границу, а государству будем отдавать мелочь, чтобы просто считалось».

Вот только государство не спешит ввести контроль над действиями старателей, отчего север Ровенской области ныне весьма похож на описываемый в романах Джека Лондона Юкон конца позапрошлого века. Отличие лишь одно: американские и британские власти XIX века не ленились собирать со старателей плату за участки и упорядочивали отношения между ними. Украинской власти начала века ХХІ это недосуг.